» » «История Сюнкин» Дзюнъитиро в кратком содержании / Школьная литература

«История Сюнкин» Дзюнъитиро в кратком содержании / Школьная литература

Кого Модзуя, известная под именем Сюнкин, родилась в Осаке в семье аптекаря в 1828 г. Она
была самой красивой и самой одарен]ной из всех детей аптекаря, к тому же обладала
ровным, веселым нравом. Но в восемь лет девочку постигло несчастье: она ослепла. С этого
времени она оставила танцы и посвятила себя музыке. Учите]лем её был мастер игры на кого
и сямисэне Сюнсё. Сюнкин была та лантлива и старательна. Она принадлежала к богатой
семье, занималась музыкой ради собственного удовольствия, однако же столь усердно, что мастер
Сюнсё ставил её в пример другим ученикам. По]водырем у Сюнкин был мальчик, прислужник
в лавке аптекаря по имени Сасукэ. Родители отдали его в учение к отцу Сюнкин как раз
в тот год, когда Сюнкин лишилась зрения, и он радовался, что не видел Сюнкин до того,
как она ослепла  ведь тогда нынешняя кра]сота девочки могла бы показаться ему ущербной,
а так он находил внешность Сюнкин безупречной. Он был старше Сюнкин на четыре года
и так скромно держался, что она всегда желала, чтобы именно он провожал
её на уроки музыки.


Потеряв зрение, Сюнкин стала капризна и раздражительна, но Сасукэ старался угодить
ей во всем и не только не обижался на её придирки, но считал их знаком
особого расположения. Сасукэ втайне от всех купил сямисэн и по ночам, когда все спали, стал
учиться иг]рать на нем. Но однажды его тайна раскрылась, и Сюнкин взялась сама обучать
мальчика. В ту пору ей было десять лет, а Сасукэ четыр]надцать. Он звал её «госпожа
учительница» и относился к занятиям очень серьезно, она же бранила и поколачивала его,
ибо в ту эпоху учителя частенько бивали учеников. Сюнкин нередко доводила Сасукэ до слез,
но то были слезы не только боли, но и благодарности: ведь она не жалея сил
занимается с ним! Родители как-то пожурили Сюн]кин за чересчур суровое обращение
с учеником, а она в свой черед выбранила Сасукэ за то, что он плакса и ей из-за
него достается. С тех пор Сасукэ никогда не плакал, как бы плохо ему ни приходилось.


Меж тем характер Сюнкин делался совершенно невыносимым, и родители Сюнкин послали Сасукэ
учиться музыке к мастеру Сюнсё, сочтя, вероятно, что роль учительницы оказывает дурное влияние
на её нрав. Отец Сюнкин обещал отцу Сасукэ сделать из мальчика музы]канта. Родители Сюнкин
стали задумываться о том, чтобы подыскать для нее подходящую партию. Поскольку девушка была
слепа, трудно было рассчитывать на выгодный брак с ровней. И вот они рассудили, что
заботливый и покладистый Сасукэ мог бы стать ей хорошим мужем, но пятнадцатилетняя
Сюнкин и слышать не хотела о замуже]стве.


Тем не менее мать вдруг заметила подозрительные перемены в облике дочери. Сюнкин всячески
отпиралась, но через некоторое время скрывать её положение стало невозможным. Сколько
родители ни пытались выведать, кто отец будущего ребенка, Сюнкин так и не сказала
им правду. Они расспросили Сасукэ и с изумлением обнару]жили, что это он. Но Сюнкин
отрицала его отцовство, а о том, чтобы выйти за него замуж, не хотела и слышать. Когда
ребенок родился, его отдали на воспитание. Отношения Сюнкин и Сасукэ уже ни для кого
не были тайной, но на все предложения узаконить свой союз брачной церемонией оба в один
голос отвечали, что между ними ни]чего нет и быть не может.


Когда Сюнкин исполнилось девятнадцать, скончался мастер Сюнсё. Он завещал любимой ученице
свою учительскую лицензию и сам выбрал для нее прозвище Сюнкин  Весенняя лютня. Сюнкин
занялась преподаванием музыки и поселилась отдельно от родителей. Верный Сасукэ последовал
за ней, но, несмотря на близкие их отно]шения, по-прежнему называл её «госпожа
учительница». Если бы Сюнкин вела себя скромнее с людьми, менее одаренными, чем она сама,
у нее не было бы столько врагов. Её одаренность вкупе с тяже]лым характером обрекли
её на одиночество. Учеников у нее было не]много: большинство из тех, кто начинал у нее
учиться, не выдер]живали брани и наказаний и уходили,


Когда Сюнкин было тридцать шесть лет, её постигло ещё одно несчастье: однажды ночью кто-то
плеснул ей в лицо кипятком из чай]ника. Так и неизвестно, кто и почему это сделал.
Может быть, это был её ученик Ритаро, наглый и развратный юноша, которого Сюнкин поставила
на место. Может быть, отец девочки, которую она ударила на уроке так, что у нее остался шрам.
Судя по всему, дейст]вия злодея были направлены и против Сюнкин, и против Сасукэ:


если бы он хотел заставить страдать одну Сюнкин, то нашел бы дру]гой способ отомстить
ей. Согласно ещё одной версии, это был кто-то из учителей музыки  конкурентов Сюнкин.
Согласно «Жизнеопи]санию Сюнкин», составленному по поручению Сасукэ, когда он был уже
стариком, ночью в спальню Сюнкин проник грабитель, однако, услышав, что Сасукэ проснулся, бежал,
ничего не прихватив, но успев швырнуть в голову Сюнкин подвернувшийся под руку чайник:
на её дивную белую кожу брызнуло несколько капель кипятка. След от ожога был крошечный,
но Сюнкин стеснялась даже такого маленько]го изъяна и до конца жизни прятала лицо под
шелковой вуалью. Далее в «Жизнеописании» говорится о том, что, по странному совпа]дению,
несколько недель спустя у Сасукэ началась катаракта и вскоре он ослеп на оба глаза.
Но если учесть глубокое чувство Сасукэ к Сюн]кин и его стремление в иных случаях утаить
истину, становится ясно, что все было не так. Прекрасное лицо Сюнкин было жестоко изуро]довано.
Она не хотела, чтобы кто-либо видел её лицо, и Сасукэ неиз]менно зажмуривал глаза,
подходя к ней.


Когда рана Сюнкин зажила и настало время снять бинты, она об]ливалась слезами при мысли, что
Сасукэ увидит её лицо, и Сасукэ, который тоже не хотел видеть её обезображенное лицо,
выколол себе оба глаза. Чувство неравенства, разделявшее их даже в минуты физи]ческой
близости, исчезло, сердца их слились в единое целое. Они были счастливы, как никогда прежде.
В душе Сасукэ Сюнкин навсег]да осталась молодой и прекрасной. Даже став слепым, Сасукэ
про]должал преданно ухаживать за Сюнкин. Они взяли в дом девочку-служанку, которая помогала
им по хозяйству и училась музы]ке у Сасукэ.


В первое десятидневье шестой луны 10-го года Мэйдзи (1877) Сюнкин тяжело заболела. За несколько
дней до этого они с Сасукэ вышли погулять, и она выпустила из клетки своего любимого
жаво]ронка. Жаворонок запел и исчез в облаках. Напрасно они ждали его возвращения  птица
улетела, С той поры Сюнкин была безутешна и ничто не могло её развеселить. Вскоре она
заболела и через несколько месяцев умерла. Сасукэ все время думал о ней, а поскольку
он и при жизни видел свою возлюбленную только в мечте, то, воз]можно, для него
и не существовало четкой границы между жизнью и смертью. Сасукэ надолго пережил Сюнкин
и даже после того, как был официально удостоен звания мастера и стал именоваться «учи]тель
Киндай», считал свою учительницу и госпожу много выше себя.


Его могила  по левую сторону от могилы Сюнкин, и надгроб]ный камень на ней 
вдвое меньше. За могилами ухаживает старуш]ка лет семидесяти  бывшая служанка
и ученица по имени Тэру, сохранившая верность и преданность покойным хозяевам С ней
и беседовал рассказчик, который незадолго до этого прочел «Жизне]описание Сюнкин»
и заинтересовался её историей. «Когда преподоб]ный Гадзан из храма Тэнрю услышал историю
о самоослеплении Са]сукэ, он восхвалил его за постижение духа Дзэн. Ибо, сказал он,
с помощью духа Дзэн удалось этому человеку в одно мгновение изме]нить всю свою жизнь,
превратив безобразное в прекрасное и совер]шив поступок, близкий к деяниям святых».

http://otvetddz.ru

http://otvetna-dz.ru