» » «История Нью-Йорка» Ирвинга в кратком содержании / Школьная литература

«История Нью-Йорка» Ирвинга в кратком содержании / Школьная литература

История Нью-Йорка от сотворения мира до конца голландской династии, содержащая среди
рассказов о многих удивительных и забавных событиях также неизъяснимые размышления
Вальтера Сомневающегося, гибельные проекты Вильяма Упрямого и рыцарские деяния Питера
Твердоголового, трех голландских губернаторов Нового Амстердама; единственная достоверная
история тех времен из всех, которые когда-либо были или будут опубликованы, написанная Дидрихом
Никербокером


В одной из нью-йоркских гостиниц в 1808 г. поселился низенький
шустрый старичок и долго жил в ней, ничего не платя хозяевам, так что те в конце
концов забеспокоились и стали наводить справки о том, кто он и чем занимается. Выяснив,
что он литератор, и решив, что это какая-то новая политическая партия, хозяйка намекнула ему
насчет платы, но старичок обиделся и сказал, что у него имеется сокровище, которое стоит
больше, чем вся её гостиница. Через некоторое время старичок исчез, а хозяева гостиницы
решили опубликовать оставшуюся в его комнате рукопись, чтобы возместить убытки.


Дидрих
Никербокер (так звали старичка) написал «Историю Нью-Йорка». Своими предшественниками
он называет Геродота, Ксенофонта, Саллюстия и других и посвящает свой труд Нью-Йорк-скому
историческому обществу. Уснащая свои рассуждения ссылками на древних философов и историков,
Никербокер начинает свой труд с описания похожей на апельсин Земли, которая однажды
«вбила себе в голову, что она должна кружиться, как своенравная юная леди
в верхнеголландском вальсе». Земля состоит из суши и воды, и среди материков
и островов, на которые она дробится, есть прославленный остров Нью-Йорк. Когда в 1492 г.
Кристобаль Колон открыл Америку, первооткрывателям пришлось вырубать леса, осушать болота
и истреблять дикарей — так и читателям придется преодолеть немало трудностей, прежде
чем они смогут без труда преодолеть остальную часть истории. Автор витиевато доказывает, что эта
часть света обитаема (свидетельство чему — населяющие её индейские племена),
и отстаивает право первых колонистов на владение Америкой — ведь они рьяно старались
приобщить её к благам цивилизации: научили индейцев обманывать, пить ром, сквернословить
и т. п. В 1609 г. Хендрик Гудзон, желая попасть в Китай, поднялся по реке Мохеган,
переименованной позже в Гудзон. Моряки высадились в деревушке Коммунипоу
и захватили её, замучив до смерти местных жителей своим нижнеголландским наречием. Рядом
с этой деревушкой и вырос Нью-Йорк, названный поначалу Новый Амстердам. Его основателями
были четыре голландца: Ван-Кортландт, Харденбрук (Креп-коштанник), Ван-Зандт и Тен Брук
(Десятиштанный).


Этимология названия Манхэттен тоже вызывает споры: одни говорят, что оно
произошло от Ман-хет-он (надетая мужская шляпа) и связано с привычкой местных жителей
носить войлочные шляпы, другие, в том числе Никербокер, считают, что Манна-хата значит
«страна, изобилующая млеком и медом». Пока Крепкоштанный и Десятиштанник спорили, как
строить новый город, он вырос сам собой, что сделало дальнейшие споры о плане города
бессмысленными. В 1629 г. губернатором провинции Новые Нидерланды был назначен прямой потомок
царя Чурбана Воутер Ван-Твиллер (Вальтер Сомневающийся). Он четыре раза в день ел, тратя
на каждую трапезу по часу, восемь часов курил и сомневался и двенадцать часов спал.
Времена Ван-Твиллера можно назвать золотым веком провинции, сравнимым с золотым царством
Сатурна, описанным Гесиодом. Дамы по простоте своих нравов могли соперничать с воспетыми
Гомером Навсикаей и Пенелопой. Спокойная самонадеянность или, вернее, злосчастная честность
правительства стала началом всех бед Новых Нидерландов и их столицы. Их восточными
соседями были английские переселенцы-пуритане, прибывшие в Америку в 1620 г.
За болтливость жители Маис-Чусаег (Массачусетса) в шутку прозвали их Янки (молчаливые
люди). Спасшись от преследований Якова I, они в свою очередь начали преследовать
еретиков-папистов, квакеров и анабаптистов за злоупотребление свободой совести, которая
заключается в том, что человек может придерживаться в вопросах религии своего мнения, только
если оно правильно и совпадает с мнением большинства, в противном случае
он заслуживает кары. Жители Коннектикута оказались заядлыми скваттерами и сначала
захватывали землю, а потом уж пытались доказать свое право на нее. Земли на реке
Коннектикут принадлежали голландцам, которые построили на берегу реки форт Гуд-Хоп,
но наглые янки у самых стен форта развели луковые плантации, так что честные голландцы
не могли смотреть в ту сторону без слез.


После смерти Ван-Твиллера в 1634 г. Новыми
Нидерландами стал править Вильгельмус Кифт (Вильям Упрямый), который решил победить янки
с помощью посланий, но послания не возымели действия и янки захватили Гуд-Хоп,
а затем и Устричную бухту. Слово «янки» стало для голландцев таким же страшным, как
слово «галл» для древних римлян. Тем временем с другой стороны шведы в 1638 г. основали
крепость Минневитс и присвоили прилегающим областям название Новая Швеция.


Примерно
в 1643 г. люди из восточной страны образовали конфедерацию Объединенные колонии Новой
Англии (Совет Амфиктионов), что было смертельным ударом для Вильяма Упрямого, считавшего, что она
создана с целью выгнать голландцев из их прекрасных владений. После его смерти
в 1647 г. губернатором Нового Амстердама стал Питер Стайвесант. Его прозвали Питером
Твердоголовым, «что было большим комплиментом его мыслительным способностям».
Он заключил со своими восточными соседями мирный договор, а мирный договор —
«большое политическое зло и один из самых распространенных источников войны», ибо
переговоры, подобно ухаживанию, — период любезных речей и нежных ласк, а договор,
подобно брачному обряду, служит сигналом к враждебным действиям. Поскольку восточные соседи
занялись борьбой с ведьмами, им стало не до Новых Нидерландов, и Питер Стайвесант
воспользовался этим, чтобы положить конец нападениям шведов. Генерал Вон-Поффенбург построил
на Делавэре грозное укрепление — Форт-Кашемир, названное так в честь коротких штанов
зеленовато-желтого цвета, особо любимых губернатором. Шведский губернатор Рисинг посетил
Форт-Кашемир и после пирушки, устроенной Вон-Поффенбургом, захватил форт. Доблестный Питер
Стайве-сант стал собирать войска, чтобы повести их на Форт-Кашемир и изгнать оттуда
торгашей-шведов. Осадив форт, войска Питера стали терзать уши шведов столь чудовищной музыкой, что
те предпочли сдаться. По другой версии, требование о капитуляции было составлено
в столь учтивой форме, что шведы никак не могли отказаться от выполнения столь вежливой
просьбы. Питер Твердоголовый хотел завоевать всю Швецию и двинулся на Форт-Кристина,
который, как вторая Троя, выдерживал осаду целых десять часов и в конце концов был взят. Новая
Швеция, покоренная победоносным Питером Стай-весантом, была низведена до положения колонии,
названной Саут-Ривер. Затем Питер отправился в восточную страну и узнал, что Англия
и Новая Англия хотят захватить провинцию Новые Нидерланды. Жители Нового Амстердама сильно
укрепили город — постановлениями, ибо власти решили защищать провинцию тем же способом,
каким Пантагрюэль защитил свою армию — прикрыв её языком. Питер вернулся в Новый
Амстердам и решил ни за что не сдавать город без боя. Но враги распространили среди
народа воззвание, в котором воспроизвели условия, предъявленные ими в требовании о сдаче;
эти условия показались народу приемлемыми, и он, несмотря на протесты Питера, не захотел
защищать город. Отважному Питеру пришлось подписать капитуляцию. Нет событий, которые причиняют
чувствительному историку такую скорбь, как упадок и разрушение прославленных
и могущественных империй. Эта судьба постигла и империю Высокомощных Господ в знаменитой
столице Манхатёза под управлением миролюбивого Вальтера Сомневающегося, раздражительного
Вильяма Упрямого и рыцарственного Питера Твердоголового. Через три часа после сдачи отряд
британских солдат вступил в Новый Амстердам. Все пространство Северной Америки от Новой
Шотландии до Флориды стало единым владением Британской короны. Зато разрозненные колонии
объединились и стали могущественными, они сбросили с себя иго метрополии и стали
независимым государством. Что же касается того, как окончил свои дни Питер Стайвесант, то он,
дабы не быть свидетелем унижения любимого города, удалился в свое поместье и жил там
до конца своих дней.